Уязвимое руководство

руководствоТеологический подход к руководству и работе в команде.
Основная мысль:
Эффективные христианские организации осознают, что культурное наследие руководства несет в себе отражения как Божественного образа, так и грехопадения и стремятся максимально увеличить значение первого и уменьшить влияние второго.

Введение
Когда меня впервые попросили подготовить лекцию для встречи OCI о том, что Библия говорит «О Руководстве, Работе в Команде и Дарах Святого Духа», моей естественной реакцией было: «не хочу показаться слишком критичным, но…там будут присутствовать руководители с семинарскими знаниями за плечами! Эта тема звучит слишком тривиально для такой группы – что-то из серии молодежных встреч для лидеров». Тем не менее, после некоторого размышления я понял, что не смотря на всю риторичность вопроса, церкви и христианские организации во всем мире далеко не соответствуют Библейским стандартам для руководителей и работы в команде, а также применению Даров Святого Духа на практике. Так что, может быть не такая это уж и плохая идея, уделить некоторое время рассуждению над этими истинами. В большинстве прочитанной мною литературы на тему управления существует общая тенденция изучения Библейского подхода к руководству через рассматривание нескольких ключевых мест из Нового Завета и, возможно, исследование деятельности некоторых выдающихся библейских лидеров, таких как Моисей и Давид. Хотя это довольно разумный подход, все же я попытаюсь копнуть немного глубже и проанализировать заданную тему через линзы истории искупления, то есть что говорят об управлении четыре великих этапа – Сотворение, Грехопадение, Искупление и Апокалипсис.Когда меня впервые попросили подготовить лекцию для встречи OCI о том, что Библия говорит «О Руководстве, Работе в Команде и Дарах Святого Духа», моей естественной реакцией было: «не хочу показаться слишком критичным, но…там будут присутствовать руководители с семинарскими знаниями за плечами! Эта тема звучит слишком тривиально для такой группы – что-то из серии молодежных встреч для лидеров». Тем не менее, после некоторого размышления я понял, что не смотря на всю риторичность вопроса, церкви и христианские организации во всем мире далеко не соответствуют Библейским стандартам для руководителей и работы в команде, а также применению Даров Святого Духа на практике. Так что, может быть не такая это уж и плохая идея, уделить некоторое время рассуждению над этими истинами. В большинстве прочитанной мною литературы на тему управления существует общая тенденция изучения Библейского подхода к руководству через рассматривание нескольких ключевых мест из Нового Завета и, возможно, исследование деятельности некоторых выдающихся библейских лидеров, таких как Моисей и Давид. Хотя это довольно разумный подход, все же я попытаюсь копнуть немного глубже и проанализировать заданную тему через линзы истории искупления, то есть что говорят об управлении четыре великих этапа – Сотворение, Грехопадение, Искупление и Апокалипсис.

Сотворение:

Теократия в Противовес Авторитарному Режиму или Демократии

В библейском изложении истории сотворения существуют две ключевые истины. Первая - директивное творчество Бога – Триединый Бог повелел и совершилось, и было хорошо весьма. Вторая истина – сотворение человека по образу и подобию Божию. Через эти две фундаментальные истины мы видим как Бог ведет себя по отношению к своему творению, а это, в свою очередь, служит идеальной моделью для человеческого начальства.
Сотворение было, прежде всего, актом Божьей власти в действии. А в передаче сотворенному человечеству господства над всем остальным творением, мы видим делегирование полномочий. И этот факт передачи власти при Сотворении есть не что иное, как Божественная схема руководства, запечатленная в Писаниях.
Сотворение было также таинственным сотрудничеством Троицы – Отец, Сын и Святой Дух были сотрудниками в одном акте творения. Этот первый великий акт взаимодействия Троицы, записанный в Библии, указывает на ключевую роль команды в управлении. Отец не творил без Сына, Дух тоже не был исключен: каждый играл важнейшую роль. Подобным образом и в человеческой практике, сотворенные по образу Божию руководители следуют Божественной модели, когда прикладывают усилия для совместной деятельности в команде. Если же лидер действует как «волк-одиночка», - веря что только он или она, и никто другой кроме него не может нести бремя руководства, - то происходит отречение Богоподобности, существующей внутри каждого из нас.
И все же, работа в команде не была явлением демократическим. В Писании мы ясно видим распределение власти внутри Троицы – Отец посылает Сына, Отец и Сын посылают Духа, Сын посылает нас, облеченными властью Святого Духа. Здесь нет места голосованию или выборам, а, скорее, Библейская схема, изображенная с самого начала в Божественной модели сотворения и подтверждаемая через всю Библию. Она заключается в том, что руководители делегируют свои полномочия и передают власть избранным лидерам. В любом случае, как право передавать власть, так и метод уполномочивания оба исходят из первоисточника – власти, данной Богом непосредственно этому начальнику.Удивительно, что согласно Священному Писанию, идеальной моделью управления является не демократия или авторитарный режим (т.е. самодержавие или диктатура), но теократия, где руководитель воспринимает себя, прежде всего, как слугу под водительством и властью Божией, и только после он может вести других.
Будучи баптистом, я был воспитан в церкви, где демократия считалась идеальной моделью управления церкви Нового Завета. К сожалению, данная позиция является классическим случаем поверхностной интерпретации. В отличие от распространенной во многих баптистских церквях практике, нигде в Новом Завете вы не найдете, чтобы руководство церкви выбиралось голосованием. Практика, скорее, была следующая: лидеры назначали лидеров, которые в свою очередь назначали лидеров. Так, Иисус избрал и поставил апостолов (Марк 3:14); апостолы избрали и поставили семерых (Деян Ап.6:3-6); Павел и Варнава избрали и поставили старейшин для церквей Листры и Иконии (Деян.Ап.14:23); Павел избрал Тита, который, в свою очередь, был призван избрать и поставить старейшин на Крите (Тит1:5). Даже события пятнадцатой главы Деяний Апостолов были не слишком демократичны, так как отражали управленческие традиции, типичные для племен Среднего Востока – предварительно посоветовавшись со старейшинами, Иаков практически принял решение сам.
В таком случае, откуда же исходят ратования за демократическое руководство? Мне кажется, они исходят из-за страха насилия, так свойственного авторитарному режиму управления. Слишком легко для церковных лидеров назвать теократическим руководством скрывающийся под личиной духовности авторитарный контроль. Мне пришлось испытать это на собственном опыте. Я до сих пор с отвращением вспоминаю встречу с советом одной деноминации, на которой мне предложили служение, для которого я был практически не подготовлен, не говоря уже о том, что не был подходящей кандидатурой вообще. В письме, полученном мною после встречи, они изложили свои рекомендации, используя духовно-звучащие, но, наряду с тем, крайне манипулирующие слова: «угодно нам и Духу Святому просить Вас сделать это».
Одна из наших знакомых, профессиональный консультант из Лебанона глубоко убеждена, что одни из самых тяжелых случаев, с которыми ей приходилось сталкиваться в своей практике, были те, где люди пострадали от, так называемого, «духовного насилия» - когда церковные лидеры, прикрываясь именем Божиим, стремились контролировать каждый аспект жизни людей, находящихся в их власти. Поверьте мне, авторитарный режим управления живет и здравствует в наших церквях и во многих христианских организациях.

Грехопадение:

Культурные Устои, как Положительный и Отрицательный Аспекты.

Человеческое стремление к авторитарному режиму управления либо к демократии, является, по большому счету, продуктом грехопадения. В своей человеческой гордсти и амбициях, мы отпали от Божественного устройства и порядка, которые были Его стандартами для нас. Одним из важнейших наследий грехопадения является культура, которая, в сущности не несет в себе нейтральных ценностей. Слишком часто приходится слышать как христиане обоих континентов оправдывают негативные устои и привычки, говоря: «ах, у нас просто так принято…». Но если мы всерьез воспринимаем основные доктрины о сотворении и грехопадении, то мы должны признать, что будучи сотворены по образу и подобию Божию и пережив грехопадение, мы не только в себе лично несем отражение добра и зла, но и в каждой культуре в целом есть что-то от Божией благости и что-то от грехопадения.
Таким образом мы подошли к моему основному тезису: Эффективные христианские организации признают, что культурное наследие руководства несет в себе отражения как Божественного образа, так и грехопадения и стремятся максимально увеличить значение первого и уменьшить влияние второго.
Проблема, конечно-же, состоит в том, что мы с готовностью признаем хорошие аспекты своей культуры и плохие черты других обществ. Но большинство из нас слепы по отношению к плохому в собственной культуре и хорошему в других. Хотя, в конце-концов, все культуры одинаково равны перед судом Божиим.
Что касается сотворенного порядка, то Божественный идеал теократического делегирования полномочий был нарушен при грехопадении: идея владычества превратилась в преобладание или доминирование, а ложь и недоверие подорвали основы работы в команде. В других же областях нашей жизни Царствие Божье было отвергнуто в попытке заменить его нашими личными мелкими господствами. Это легко заметно в авторитарных системах управления. Это так же справедливо и в отношении демократических схем управления, хотя признается гораздо менее охотно. А ведь демократия, по сути своей, человеко-центрична и совсем не торопится признать перед Богом свою нужду в принятии таких слов как повиновение и подчинение.
Примечательно, что в Библии понятию вера противопоставляется не столько неверие, сколько страх, а обе системы управления – демократическая и авторитарная – берут свое начало именно из этого понятия. Диктатура построена на страхе лидера потерять контроль и подпитывается страхом подчиненных. Демократия строится на страхе появления диктатуры и, похожим образом, подпитывается боязнью определенной группы. В итоге, вам остается выбирать между тиранией одного человека или нескольких. В то время как последнее может быть лучше первого, не многие задумываются над тем, что фактически существует лучшая альтернатива обоим.
Но какая альтернатива? Единственная достойная попытка теократического управления, проиллюстрированная в Ветхом Завете, (Израиль под руководством Моисея и Судей) была отвергнута и предпочтение было отдано самодержавию царя. В ходе истории буквально любая попытка теократического правления приводила к диктатуре или любой другой форме грубого руководства. И мы, христиане, не единственные, кто пытается справиться с данной проблемой - страны, так называемого, «Исламского теократизма», такие как Саудовская Аравия и Иран, сегодня находятся в списке наиболее агрессивных и притесняющих наций в мире. В таком случае, не является ли теократия просто романтическим идеалом, абсолютно непригодным к применению на практике?
Разве нам не остается неизбежно признать демократическую и авторитарную системы управления как единственно осуществимые?
На данном этапе, нам необходимо обратиться к искупительной жертве Христа, беря во внимание не только акт искупления на кресте Голгофы, но весь процесс искупления в целом, включающий в себя воплощение, распятие и торжество во славе.

Искупление:

Власть Служить

Чем больше стаж моего служения Господу, тем больше меня восхищает факт Воплощения - Всемогущий Бог принял слабую человеческую плоть и жил среди нас. И это не просто приятные слова доктринальной философии, но напротив – во Христе Бог лично оказался задействован в этом процессе и через это предоставил реальную модель Божественного идеала, к которому мы призваны стремиться.
Во Христе Бог продемонстрировал суть Божественного руководства, потому что «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба…смирил Себя…даже до смерти, и смерти крестной».(Фил.2:6-8)
В чем заключался пример Иисуса? Схема руководства была абсолютно вертикальной, но перевернутой вниз головой. В управленческом укладе Ближнего Востока не многое сменилось с течением времени – и Восточная Европа и Евразия, по-моему мнению, тоже не далеко ушли – начальство господствует над находящимися в их подчинении и имеющие власть наслаждаются ею. Христос же предложил радикально отличающийся подход – «…но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою… да будет всем рабом». (Марк 10:42-44). Будучи глубоко уважаемым лидером, многое в поведения Иисуса было культурно шокирующим: Он отдавал предпочтение общению с теми, кого другие отвергли; Его не слишком заботил его собственный имидж (в отличие от многих современных руководителей церквей); Он изумил даже своих собственных учеников, когда начал омывать им ноги – деятельность, которой каждый из них пытался избежать; Он смирил себя даже до смерти на кресте – действительности настолько унизительной, что наши мусульманские собратья до сих пор отказываются признать, что таковое могло произойти.
Как легко мы забываем, что Бог не просто показал пример директивной власти, но также продемонстрировал самопожертвованую и униженную любовь. И Христос призывает своих учеников-руководителей быть похожими на Бога в этой, всецело отдающей себя, любви и в своей готовности быть униженными. Другими словами, мы сможем стать похожими на Христа, только когда перестанем обожествлять себя.
Если для вас ключевые критерии успешного руководства это дорогие здания и личный комфорт, материальный успех организации и вас самих, почет и уважение других, – тогда ваша система управления не соответствует Божественному образцу, показанному Иисусом.
Я уверен, что именно в этой сфере довольно многие христианские организации оказались увлечены падшим обществом, окружающего нас. На самом деле, само достижение признания окружающих очень завлекает, но в реальности оно очень опасно. Особенно это касается христианских лидеров, вышедших из простого сословия. Для них стремление к признанию и контролю остается непреходящей опасностью. Пауло Фрэйер довольно удачно выразил эту самую мысль, сказав: «Редкий человек, будучи повышен в должности до начальника, не становиться большим тираном по отношению к своим бывшим товарищам, чем сам владелец». (Paulo Freire, Pedagogy of the Oppressed, translated by Myra Bergman Ramos, New York: Continuum, 1982, 30)
Если все относятся к вам хорошо – будьте осторожны! Будучи христианами, мы призваны отличаться от общества, окружающего нас, мы призваны строить свою жизнь – и даже свои организации и учебные учреждения, - не по схемам и понятиям светского общества, но подчиняясь стандартам Царства Божия. Я зайду еще дальше утверждая, что когда мы стремимся к завоеванию определенного статуса или имиджа, либо (с другой стороны) когда мы сплетничаем и негативно отзываемся о вышестоящих руководителях, или даже о наших коллегах, имеющих аналогичное призвание лидеров – мы живем как падшие, а не искупленные.
Проблема, конечно же в том, что большинство из нас (и я не исключение) прекрасно научились играть на публику, на тех, кто нас не знает. Для них так легко показаться смиренными и любящими, в то время как знающим нас известно, что мы, на самом деле, «олицетворение контроля», постоянно стремимся быть замеченными, любим «браво» в наш адрес и, как следствие, очень неохотно отдаем «бразды правления», даже тем, кто гораздо одареннее нас. История христианства снабжает нас полным набором инструментов по лицемерию. Как Генри Ноуэн описал: «Длительная и болезненная история Церкви, это история людей, которые, как тогда, так и сейчас подвергаются искушению предпочесть власть – любви, выбрать контроль, а не крест, быть ведущим, а не ведомым» (Nouwen, Henri, In the Name of Jesus: Reflections on Christian Leadership, New York: Crossroad, 1989, 60).
Не значит ли это, что Божественная модель предлагает не что иное, как полную утрату личностных качеств одного, взамен на «шкурные» интересы других? Ни в коем случае! Согласно Эдди Гиббсу, христиане призваны «покрываться покрывалом смирения, а не подстилкой раболепия, по которой каждый сможет пройтись» (Gibbs, Eddie, I Believe in Church Growth, Grand Rapids: Eerdmans, 1981, 379). Потрясающий парадокс слуги-начальника заключается в том, что мы призваны не только служить, но и руководить.
В течение многих лет я пытался осмыслить этот парадокс – слуга наделенный властью, до тех пор пока мне в руки не попала статья одного христианского философа Диогена Аллена, озаглавленная «Иисус – Господь, Иисус – Слуга» (Diogenes Allen, “Jesus as Lord, Jesus as Servant”, Christian Century, March 18-25 1998, 295-300). В своей статье Аллен сначала описывает классического господина и слугу, согласно Хегелю. Затем он рисует каким контрастом был Иисус.

  • «Из четырех Евангелий ясно, что взаимоотношения Иисуса и Его учеников, в части господства и подчинения, очень сильно отличались от описанных Хегелем. Иисус не завоевывал и не держал подчиненных силой. Он призвал учеников – и здесь явно наличие выбора с их стороны поставить себя в подчинение Ему. Он учил их и тем самым заботился об их благе. Он даже уподобился слуге, когда омывал им ноги… Что позволяло Иисусу быть господином другого рода? На каком основании покоится господство Христа, так что Он на самом деле может быть нашим Господином, может приказывать нам, может иметь нас в постоянной зависимости – и все это не причиняя вреда нашей личности? Что делало Его господином, настолько отличным от господина, изображенного Хегелем? В основе Христова отношения к Его ученикам и к нам лежит то, что он не нуждается в нас. На первый взгляд, это может звучать резко и несправедливо, но на самом деле это и есть основная причина, почему он может служить нам и избирает нас. Он не нуждается в нас в том смысле, что Он – Господь по своей сущности, а не потому, что у него есть последователи. Он – Господь по унаследованной действительности. Он является Господом, потому что Он является Сыном Божиим. И это не благодаря нам, мы здесь ни при чем. Господин из истории Хегеля, называется господином потому, что имеет рабов. Его статус зависит от наличия подчиненных. Он не может позволить себе служить своим подчиненным, иначе он перестанет быть господином. Он не может позволить им возрасти до какого-либо познания, так как любая степень их независимости является угрозой его статусу. Но Христос – Сын своего Отца, нравится нам это или нет. Его власть, статус и позиция не берут начала от человеческих факторов. Они не зависят даже от нашего признания. Без единого ученика, Он все равно Сын Божий Именно потому что Он не нуждается в нас, именно потому, что его статус господина не зависит от нас, Он может служить нам. Он может омывать ноги своих учеников и при этом оставаться Сыном Божиим. Он может избавлять людей от нечистых духов и различных болезней и их улучшение не будет угрожать его господству. И Он свободно дает людям добровольный выбор – отозваться на Его зов следовать за Ним или нет – потому, что независимо от того, примут они его или отвергнут, Он будет оставаться Сыном своего Отца. Даже более, Он может быть распят за нас, пережив ужасную реальность человеческого насилия, и при этом не прекратить быть Господом. Именно потому, что Он отличный от нас по Своей сути, Его реальное господство возможно без ущерба для нас. Благодаря тому, что Его господство покоится на Его Отце, Он способен улучшать нас. Так как господин Хегеля ничем по сути своей не отличается от своих рабов, ведь все они равно сотворенные создания, то господство его разрушительно. Хегельский господин должен попирать личностные качества своих рабов. Он должен поглотить их действительность, заменив ее исполнением своих личных желаний: «Сделай то, выполни это. Предоставь мне результат твоего труда.» Он делает все ради себя самого, чтобы оставаться господином, чтобы поддерживать свой статус приказывающего. Как отличаются от вышеизложенного приказания и команды изданные Тем, Кто стремиться не унизить нас, но, наоборот, созидать и улучшать! Своим руководством Иисус не лишает нас личности, а, напротив, освобождает. Освобождает от наклонностей самоутверждаться за счет унижения кого-то или господства над ним. Освобождает от необходимости заслуживать уважение за счет других… И потому, нам не нужно соревноваться друг с другом чтобы стать самим собою, так как то, кем мы на самом деле должны быть, не завоевывается в сфере земных преобладаний или господств, и не основано на стандартах земного успеха. Мы свободны только потому, что Он – свободен. Его господство не полагается ни на что земное. Потому Он может быть слугою для нас. И только следуя за Ним, мы можем войти в Царство, где будем служить друг другу.»

Свобода Служить

Итак, вот вам отчетливое отображение христианского руководства и работы в команде. Подобно Христу, через наши крепкие взаимоотношения с Богом, достигнув той степени укоренения в Нем, когда мы больше не нуждаемся в похвалах других и наличии подчиненных – только тогда мы имеем истинную свободу служить со властью и подчиняясь власти.
Примечательно, что ключевым моментом применения власти, описанным в Новом Завете, был акт унижения – Крест Христов – Божия власть ко спасению (согласно ап. Павлу в 1 Кор. 1:18-25), «прославление» Иисуса (согласно Иоанну, гл12:23, 13:31-32). Похожая картина изображена и в Откровении, где искупленные превозмогли благодаря силе Его крови, словом своего свидетельства (читай «страдания») и не возлюбили своей жизни даже до смерти (Откр.12:11). Истина в том, что если мы уже мертвы, то никто кроме Боге не может осуществлять контроля над нами. Именно эта истина осуществлялась в жизни лидеров ранних христиан. Иисус точно оценил и осудил Пилата (Иоанн 19:10-11). Ему последовали Петр и Иоанн (Деян.5:29-32), а после и Стефан (Деян.7:51-53). Все они не боялись никого, кроме Бога одного и могли судить тех, кто пытался осудить их. Люди могут доставлять нам трудности и беспокойства, но никто не может иметь власть над нами, если наш единственный Властелин есть Бог.
Нет сомнений в том, что многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся в современном христианском руководстве, возникают из-за нашего стремления к значимости. Да, мы хотим чувствовать собственную значимость и часто пытаемся достичь этого через наше место в обществе или власть, а также благодаря уважению и почитанию, проявляемому другими по отношению к нам. Но настоящая, истинная значимость может быть найдена не во мнении окружающих, а в наших взаимоотношениях со Христом. Только если мы перестанем нуждаться в других, для поддержания собственного авторитета и психологического равновесия, только тогда мы достаточно освободимся, чтобы видеть и восполнять нужды людей, которым Бог призвал нас служить.
Во всех трех искушениях Иисуса, дьявол старался заставить Его доказать Свою значимость и власть, чтобы показать всем что Он на самом деле был Тем, Кем Он себя называл – Сыном Божиим и Господином всего сотворенного (Мт. 4:1-10). Из всех окольных путей, этот продолжает оставаться одним из наиболее популярных сатанинских инструментов для искушения христианских лидеров – чувство необходимости доказать всем и каждому, что мы на самом деле являемся такими лидерами, которыми называемся, и что все о нас хорошо отзываются.
Подобно Христу, наша власть покоится не на людском мнении, а на Боге, наделившим нас ею. В Евангелиях многие люди удивлялись Христу и Его власти, но только об одном человеке сказано, что сам Христос удивился ему в положительном смысле. Это был Центурион, о глубине веры которого и понимании истинного положения вещей, свидетельствовали слова «Ибо я [не ‘власть имеющий’, а]… подвластный человек» (Мт. 8:9, Лк 7:8). Как никто другой этот человек оказался способен признать, что вся власть приходит свыше, и, следовательно, должна быть использована со смирением и ответственностью.
В большой мере это объясняет присутствие даров Святого Духа в нас: духовные дары являются одним из наиболее выразительных свидетельств наделения божественной властью. Мы наделены ими не благодаря унаследованным личным качествам, но потому что они предназначены для «увлеченных Им» с единственной целью: «совершению святых на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем… в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:7-13). Духовные дары это не странное приключение, а призыв к ответственному использованию влияния. Мы должны пользоваться властью и авторитетом, как подотчетные высшей власти, а также должны сделать все возможное, чтобы и другие могли использовать свои дары, как Богом-данную власть лично им.

Власть Передающая Полномочия

Подобно Христу, настоящее влияние и авторитет приходят не через навязывание собственной власти, но благодаря добровольному подчинению любящих нас. И вместо того, чтобы пытаться осуществлять контроль над порученными нам людьми, мы должны следовать божественному примеру Христа, ища прежде всего того, что послужит к их усовершенствованию, к их росту и улучшению, а также поощряя их зарождающееся лидерство.
Божественная схема наделения полномочиями очевидна в Библии: в Ветхом Завете Бог наделил властью Адама, Моисея, Самуила, Давида - список можно продолжать довольно долго (Быт 2:19, Исх 3:12, 1 Цар 3:19-21, 16:12). Но важнее что Бог наделил властью и послал Христа, который, в свою очередь, делегировал свои полномочия и отправил апостолов: «Как послал Меня Отец, так и я посылаю Вас»( Иоан 20:21). В каждом случае отслеживается сходство – свобода, подчиненная власти. Иисус не пытался контролировать каждое движение учеников, но, напротив, дал им свободу пользоваться властью, подчиненной Его авторитету. Это было верно, даже когда их использование этой власти было далеко от совершенства и грешно. Не смотря на их грешные натуры и слабости (не забудьте, в число посланных входил и Иуда) Иисус наделил их властью, необходимой чтобы изгонять нечистых духов и «врачевать всякую болезнь и всякую немощь» (Мтф. 10:1). Это облечение властью тех, кто был призван руководить под Божественным руководством Христа, было завершено в День Пятидесятницы.
Какой контраст по сравнению с нашими церквями, где зачастую пастора очень рады последователям, но так боятся зарождающихся лидеров! А в тех благословенных церквях, где «доросли» до необходимости иметь помощника пастора, частенько ему отводится роль приставленного раба для восполнения личных, служебных и (к сожалению) психологических нужд старшего служителя. Печально, но факт – наши христианские организации редко демонстрируют более искупительный подход.
Библейский подход к руководству это не старательный надзор и контроль, но когда управляющий сначала делегируем полномочия одаренным людям, а потом старается наделить их необходимой властью, чтобы выполнять задачи, для которых Господь дал им дар – и все это для усовершенствования Тела Христова. Если, будучи лидером, я веду себя так, как будто у меня есть все дары, то это равносильно тому, что я возомнил себя Богом. В действительности, никто из нас не имеет всех даров. Но мы призваны дополнять друг друга и позволять другим, дополнять нас. Только таким образом мы можем устроять из себя Тело Христово. Другими словами, признать свою нужду в помощи в некоторых аспектах, это признак не слабости, а силы.
Паул Хайберт заметил, что только имея это понимание «руководить-служа», мы можем задуматься о решении проблемы руководства церкви в мировом масштабе. Пока руководство будет восприниматься как власть и положение, до тех пор страх будет преобладать – страх воспитывать новое поколение лидеров; страх, что «мою» должность и «мое» положение может занять другой. Необходимо отношение слуги, для того, чтобы не просто воспитывать будущую замену сегодняшним руководителям, но радоваться когда другой может быть более успешным уже сейчас, занимая мое место и выполняя мою работу.

Достижение Конечной Цели: Уязвимое Руководство

Свобода к служению и использование делегирования в руководстве – это искупительный идеал, осуществившийся во Христе. К сожалению, реальность жизни, справедливая для каждого из нас, состоит в том, что хотя искупление во Христе уже совершилось, мы, люди, все еще поражены грехом. И это греховное влияние не оставляет незатронутым даже руководство христианских организаций и учреждений. Обновленный порядок вещей будет только когда наступит новое небо и новая земля. Тогда наши глаза откроются и мы оценим по-настоящему наши взаимоотношения с Богом и благодаря этому испытаем ту полноту любви и доверия, которую Бог задумал от начала.
Только когда совершение нашего спасения завершится мы до конца поймем, что значит быть царями и рабами одновременно.
Но пока что мы живем между «уже» и «еще не», пожиная первые плоды апокалипсиса и ожидая полного совершения. И состояние это характеризует не только жизнь отдельной личности, но и влияет на жизнь общества на корпоративном, национальном и даже интернациональном уровнях. Будучи последователями Иисуса Христа нам необходимо осознавать, что даже наши христианские учебные заведения несут отметку греха. Наша задача, как верных учеников, делать все возможное, чтобы отобразить прославленного Христа на любом уровне нашей деятельности. Детальная само-оценка на уровне всего заведения не только желательна – она обязательна. Мы должны постоянно жестко проверять и перепроверять наши школы, помещая их под лупу соответствия Божиим целям, а не равняясь на культурные устои окружающего нас мира. Подобный нелицеприятный анализ возможен только если у нас хватает мужества нести служение по принципам уязвимого руководства.
Примерно через год моего пребывания в Сирии я пережил один из наиболее ярких примеров культурного шока на Ближнем Востоке. Меня пригласили выступить перед группой посвященных молодых людей на тему жизни в святости. Я решил, что неплохо было бы подойти к этому вопросу рассмотрев пример богоугодного лидера, описанный в 3й гл. первого послания к Тимофею и порассуждать о том, почему мы часто так далеки от достижения описанного идеала. После того, как я дал краткое библейское описание терминов, используемых Павлом, я предложил, чтобы каждый из присутствующих поделился в какой области ему наиболее трудно соответствовать идеалу и какие шаги он готов предпринять, чтобы измениться. Как я был не прав! Все высказывались по кругу, по очереди. Каждая, без исключения, женщина называла конкретную область своей жизни, в которой она хотела бы расти и изменяться. Ответ каждого, без исключения, мужчины звучал примерно так: «ммм… моя жизнь полностью соответствует всем перечисленным критериям. Я считаю, что имею все характеристики богоугодного лидера, о которых говорится в 3й главе к Тимофею.» Такие ответы не могли появиться из ниоткуда. Похоже эти молодые люди четко следовали примеру своих пасторов!
С тех пор я убедился, что не только на Ближнем Востоке, но и по всему миру многие лидеры (особенно мужчины) верят, что быть уязвимым значит быть слабым. Никогда, ни при каких обстоятельствах вы не должны проявить слабость или пережить неудачу, чтобы не подорвать ваше собственное положение и статус, а также не поставить под угрозу отношение к организации, руководителем которой вы являетесь.
Опасность такой ситуации заключается в том, что при таком отношении становиться тяжело, если не невозможно, провести реальную оценку и анализ организации. Многие лидеры думают, что если в его организации окажутся слабые места, это будет означать, что он как руководитель не состоялся.
Слишком часто господин «имидж» превращается во всепожирающее беспокойство. А ведь на самом деле этот термин можно заменить словом «лицемерие» (в греч. «лицемер» - человек, играющий определенную роль) (Ulrich Wilkens, «υποκρινομαι, συνυποκρινομαι, υποκρισις, υποκριτιης,» Theological Dictionary of the New Testament Vol. VIII: T-Y, Grand Rapids: Eerdmans, 1972, 559-571). Именно против этого понятия Иисус высказывался наиболее жестко – и это в обществе, где имидж был «все-во-всем». Мы не должны самообманываться. Бог знает все как есть на самом деле. Наши подчиненные тоже многое понимают. Под маской лицемерия люди быстро видят настоящее лицо человека, поведение которого далеко не соответствует его словам.
Всепоглощающая озабоченность собственным имиджем особенно распространена в культурной среде «честь-или-позор», как например на Ближнем Востоке, где я нес служение в течение 15 лет. Тем не менее, мне кажется что эта обеспокоенность собственным имиджем превращается в феномен глобального масштаба. В то время как средства массовой информации медленно но уверенно формируют наше мышление, а церкви и христианские организации превращаются в конкурентов на христианском рынке, христианские лидеры вдруг замечают, что слишком много внимания уделяют внешним данным – как личным, так и управляемой ими организации. В контексте, где быть настоящим и уязвимым считается слабостью, очень трудно двигаться против течения, но не делать этого, означает полностью отвергнуть Христово служение искупления. Если, будучи лидерами и руководителями мы всеми силами избегаем быть естественными и уязвимыми; если мы не спешим признавать слабости и ошибки; если мы противимся любой попытке оценить нашу работу – тем самым мы во всеуслышание заявляем, что не живем между «уже» и «еще не», но мы «само совершенство» и, следовательно, не имеем нужды во Христе.
Я не перестаю удивляться тому, что человек, названный в Писаниях «муж по сердцу Божию» (1 Царств 13:14; Деян. 7:46, 13:22) в жизни был обманщик, вор, убийца и прелюбодей. Давид обладал огромной властью и часто злоупотреблял своим положением самым непристойным образом. И все же он был назван «муж по сердцу Божию» именно потому, что не смотря на свое высокое положение и громадную власть он смог остаться уязвимым пред Богом и пред людьми, которым он служил. В ответ на уничтожающее обличение пророка Нафана, Давид использовал все свое влияние, чтобы загладить свой греховный проступок, постарался переложить свою вину на других и «выйти сухим из воды». Тем не менее, в обществе где важность имиджа невозможно переоценить, Давид публично покаялся в своем грехе. Это покаяние привело к написанию одного из величайших и известнейших псалмов (2 Царств, 12гл; Пс 50).
Какой контраст по сравнению с постоянными стараниями избежать признания собственных ошибок и несовершенств, присущими лидерам многочисленных христианских организаций и церквей!
Только когда мы согласимся быть уязвимыми – перед самим собой и перед Богом – только в этом случае мы сможем избежать ловушек и подводных камней авторитарных систем и демократии и выполнять свое служение правильно, верно используя власть и авторитет. Только когда мы готовы и способны выслушивать и принимать конструктивную критику, не теряя при этом внутреннего равновесия, только тогда мы сможем устремляться к превосходству, будь то на личному уровне или на уровне организации.

Заключение: Вызов

Я хотел бы закончить оставив несколько пунктов, в виде вызова.
В результате многих лет служения в различных странах, я понял, что мы, выходцы из Запада, невежды довольно во многом – так, мы считаем что наше политическое и экономическое доминирование во всем мире означает наше превосходство абсолютно во всем, включая христианское руководство. Потому мой вызов номер один состоит в том, чтобы заново обнаружить для себя такие слова как подчинение, почтение и авторитет и таким образом работать на уровне организаций скромно и почтительно. Это особенно относится к тем ситуациям, когда по воле Господа нам приходится быть в подчинении лидеров из другой культурной среды. Писание нигде не говорит, что мы должны подчинятся только если мы согласны с мнением начальства. Наоборот, наша способность подчиняться руководству, даже если мы с ним не согласны, является необходимым условием, предшествующим нашему использованию Богом данной власти в церкви и обществе.
Взаимосвязанным с призывом ко смиренному подчинению, является и осознание того, что индивидуализм так же как и демократические идеалы не исчерпывают собой принципов устройства организаций. Кроме того, они также не обязательно являются библейскими и потому в реальности могут оказаться не лучшими вариантами для каждой отдельно взятой культуры. Прежде чем осудить, постарайтесь понять и только потом пытайтесь давать советы, которые впоследствии смогут привести к полноценному анализу и целевым изменениям.
И наконец, будьте уязвимыми. В частности, будьте открыты к оценке и анализу церквей и организаций, которыми вы руководите. Будьте готовы признать, что лидер не может быть безупречным во всем и существует необходимость (не только на словах, но и на деле) признать и поощрить лидерские задатки ваших подчиненных. Проводя анализ, не подразумевайте, что только Западный уклад вещей или только уклад Восточной Европы правильный во всех отношениях, на все сто процентов. Каждая культура в чем-то отражает Божественный характер, но в то же время является жертвой грехопадения. Успешные христианские лидеры стараются найти прекрасное в каждой культуре и отвергнуть выражения зла во всех.

Для нас, как для лидеров живущих между «уже» Христова искупления и «еще не» нового порядка вещей, всегда существует вызов – в свете Христова примера, честно и предусмотрительно воспринимать свою культуру, а также культурные устои тех, кто несет служение рядом с нами. Так поступая, мы сможем устремляться к достижению Божьих принципов превосходства в сфере христианского руководства – любви и уязвимого руководства.

Автор: Dr Perry W.H. Shaw
Перевод с английского Л. Бондаренко

Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: Встреча с Богом: сущность жизнедающего поклонения »
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Наверх